Уклад Граухов

Материал из STRPHG

Перейти к: навигация, поиск

Изначально формирование разумной расы на основе медведей происходило в таёжной зоне и субарктических регионах Старого Света. Именно там примерно сто тысяч лет назад медведи начали активно строить свои сообщества. Они вступили в эволюционную гонку позже птиц, но разум, скорее всего, изменил их не меньше.

Два главных подвида разумных медведей - это граухи и умга. И те, и другие окончательно оформились как разумные существа именно и конкретно после того, как отказались от привычной для их животных предков стратегии зимней спячки, заменив ее орудийной культурой и освоением огня, что позволило им переживать зимы без необходимости накапливать жир и тратить колоссальное время на добычу пищи. Это привело к каскадным изменениям в их физиологии; грацилизация телосложения (у граухов в большей степени, у умга в меньшей), облегчение лицевых костей черепа и уменьшение зубов - в общем, нечто весьма похожее на то, что в истории Земли случилось с австралопитеками. Нет спячки - нет и "берложной" культуры поведения с ее огромными кормовыми территориями и изоляционизмом; урсоиды стремительно становятся все более социальны, а это, в свою очередь, ведёт к ускорению технического и культурного прогресса.

Умга, более архаичные по своей природе, в сущности, до сих пор живут в некотором варварстве, тем более что их естественный регион обитания - тундра и северное приморье - крайне беден ресурсами. Граухи же примерно в 6000-х гг. до Катаклизма заселили область невысоких таёжных гор - местного аналога Урала - что способствовало развитию у них сперва примитивной, а затем и вполне совершенной металлургии.

В 5000-х гг. до К. возникает первая полноценная государственность граухов, которую в источниках авъя называют Бурой Ордой, а сами граухи - Укладом Хар-Хурри. В отличие от доисторических птичьих императоров, Хар-Хурри, скорее всего, был вполне реальным медведем, который сумел объединить отдельные племена кочующих лесовиков в раннефеодальную систему. К этому моменту граухи уже успешно изобрели колесо и приручили эласмотериев, которых начали запрягать в боевые колесницы. Собственно, только начиная с Хар-Хурри граухов и можно называть собственно граухами - именно он возвестил саму концепцию Грау, вечного и динамично-незыблемого принципа мироздания, которому подчинено все живое. В рамках этой модели, которая в то время понималась ее носителями исключительно буквально и агрессивно, граухи буквально избраны для того, чтобы подчинить себе весь Круг Земной.

Как назло, именно в это время Кьир-Авъя переживает серьезный кризис - престол захвачен династией мятежных ракку. Прогрессивные и упоротые в науку, императоры арк Рруок, вполне возможно, и привели бы империю к процветанию... но вот ко внезапной войне с лихими и пассионарными дикарями они точно готовы не были. Орда Хар-Хурри успешно захватывает примерно четверть империи, разрушая города и организуя на месте былых плодородных полей пастбища для своих носорогов. Это приводит к полной потере доверия народа раккской династией и реставрации былых владетелей-авъя, которые по итогам тянувшихся около двадцати лет разрушительных войн сумели-таки освободить свою страну от захватчиков. После этого перепуганные произошедшим птицы поставили себе целью концептуальное усмирение опасных соседей. Начинается процесс, который авъя называют "Великим умиротворением", а граухи - "Лесным пожаром"; год за годом птицы вторгаются в тайгу, зачищая медвежьи поселения и угоняя население в рабство. Где-то в течение века независимое сообщество граухов полностью прекращает свое существование.

Теперь, правда, у авъя другая проблема. Когда они подчинили тайгу, оказалось, что это ещё ни хрена не конец земли, и теперь их владения граничат с ледяными кочевьями умга. Те как раз к этому моменту выменяли у граухов достаточное количество металла, чтобы более-менее успешно вооружиться; правда, железные доспехи и оружие всё ещё (и до сих пор) остаются у них огромной у ценностью, передаются по наследству и окружены огромной мифологией (хранят душу и удачу владельца). Но так или иначе, новые провинции Империи теперь постоянно подвергаются разрушительным набегам с севера, а все попытки птиц колонизировать тундру оканчиваются полным провалом. Часть граухов бежит к умга и смешиваются с ними; часть остаются под птичьей оккупацией.

Текут века, и постепенно граухи обживаются на земле авъя. Если сперва они использовались исключительно как рабы, то чем больше проходит времени, тем больше оба народа притираются друг к другу. Медведи начинают проникаться высокой культурой Империи; со своей стороны, авъя начинают ценить стойкость, интеллект и тягу к приключениям, присущие граухам. В это время меняется и сама философия Грау; вместо сурового кредо завоевателей она все больше напоминает нечто вроде даосизма, предполагающего, что Грау течет само и само меняет мир, и пытаться излишне помогать ему в этом не следует. Впрочем, некоторые граухи даже отказываются от старой веры, принимая птичий солярный культ; хотя по привычке и сохраняют прежнее название (как в Европе продолжают справлять Рождество - Christmas - даже те, кто и думать забыл о Христе).

Медведи плотно прописываются в армии; начинают участвовать в торговле; но главное - занимают все больше места в экипажах исследовательских кораблей и командах землепроходцев. Авъя это вполне поддерживают - в конце концов, не так жалко будет, если сгинут. Но к высоким наукам и тонким ремёслам граухов никто не допускает - что, впрочем, не значит, что они не пытаются изучить все это втайне. Тем более что находится кому им помочь.

Именно в Империи граухи сводят плотное знакомство с шибу. Те никогда сами не были строителями держав, были в свое время поглощены империей без малейшего сопротивления, и сразу же занялись активными поисками места под Солнцем. В граухах еноты находят отличных партнёров и соратников; и те, и другие на самом деле глубоко заинтересованы в том, чтобы авъя... возможно, не совсем добровольно и не совсем с собственного ведома... поделились немного своими знаниями и умениями. Солдаты-граухи учились у своих командиров и передавали знания шибу; шибу-лакеи внимательно следили за господами, а потом многое рассказывали граухам. Авъя не могли не заметить складывающейся странной дружбы... но не придали этому никакого значения; слишком уж были уверены в себе. Зато комическая парочка - медведь и енот - стали любимыми персонажами комедий в птичьем театре. Ну что ж, хорошо смеётся тот, кто смеётся последним, подумали мохнатые и продолжили тихонько развиваться.

А тем временем умга, владеющие отныне металлическими орудиями, тоже достигли определенного развития в неожиданной области - мореходстве. Какие-то суда для рыбалки в студеных водах они строили и раньше; имперские моря на юге были для них закрыты - огненные дромоны авъя были не по зубам их прочным, но примитивным ладьям - зато они стали забираться вдоль полярного круга все дальше и дальше на запад и... стали первооткрывателями Нового Света. Хотя об этом благодаря культурной изоляции так никто до срока и не узнает.

Катаклизм даёт граухам тот шанс, о котором они мечтали веками. Уже изрядно забывшие себя, интегрировавшиеся в имперское общество, они тем не менее сохранили подспудное стремление к свободе. И когда все связи рухнули и медведи с енотами оказались представлены сами себе - авъя и ракку лихорадочно спасали собственные жизни - они сумели воспользоваться этим шансом. Захватив под свой контроль корабли, которые строились для очередной колониальной экспедиции - к этому моменту про Новый Свет знали уже и имперцы - они вышли в море, оставив зависимость и унижение позади. Вар-Кагут, Джав-Гарх, Кег-Андрах, Рахул-Эвер, Вагра-Храж, Хур-Тегрей - вот имена капитанов Тех Кораблей, почитаемых до сих пор как отцов-основателей Нового Уклада на новых землях. Грау явило себя, и мир изменился; пророки были правы, надо было просто ждать и надеяться.

А поселения умга в Новом Свете ф, тоже оторванные Катаклизмом от родных земель, в полном шоке пытались понять, что происходит в мир е. Не прошло и десятка лет после основания нового мира, как граухи-исследователи добрались до них. Но не то чтобы все немедленно бросились друг другу в объятия. Во-первых, интеграции мешало то, что аккурат между страной Нового Уклада и северными деревнями лежали земли Колонии Авъя; во-вторых, потерянные родичи сильно разным способом жили все это время. Умга показались давно и прочно окультуренным граухам жуткими дикарями; а сами граухи, с точки зрения белых братьев, были не более чем жалкими беглыми рабами, которые не заслуживают особого уважения и вообще воняют чьими-то перьями. Но тем не менее некоторые умга согласились переехать на юг, а некоторые граухи пытаются добывать лес и руду на севере.


Эта статья не закончена

Автор планирует продолжить ее дополнение в ближайшем будущем или ожидает этого от других участников.
Личные инструменты